Клиентам

Партнерам

 

«Дефицит качественного сырья угрожает возвращением прежних проблем»

Точка зрения ДМИТРИЙ ТЕРЕШКОВ, президент Сибирского зернового союза, председатель совета директоров Сибирской хлебной корпорации: — Наиболее характерной особенностью текущего зернового сезона и сезона зернопереработки является все возрастающая роль экспортного спроса для формирования внутреннего рынка зерна, продуктов его переработки и хлеба как конечного продукта. Местные переработчики столкнулись с достаточно острой конкуренцией за сырье со стороны федеральных фирм, занимающихся поставками российского зерна на экспорт. Ситуация осложнена тем, что тарифы на перевозку зерна из и в СФО и ДВО существенно снижены, а тарифы на перевозку готовой продукции местных переработчиков зерна остались неизменными, а за счет многочисленных косвенных сборов железной дороги постоянно возрастают. Между тем Сибирский зерновой союз всегда являлся горячим сторонником снижения тарифов. Одна особенность — нами изначально предлагалось снизить тарифы на перевозку и зерна, и производимой из нее муки. К сожалению, наши слова были услышаны только наполовину… В результате, столкнувшись с объективным ростом цен на сырье, перерабатывающие предприятия Западной Сибири далеко не всегда имеют возможность адекватно компенсировать этот рост в цене на свою продукцию и даже не в состоянии «отыграть» потерю рентабельности без увеличения цены на муку расширением производства за счет освоения новых для себя рынков европейской части России, которые продолжают быть закрытыми по логистическим причинам. Более того, эта закрытость даже усиливается в силу того обстоятельства, что европейские переработчики получают возможность расширить свою сырьевую базу за счет Сибири. Вместе с тем Сибирский зерновой союз (СЗС) считает нежелательным с точки зрения среднесрочной и долгосрочной перспективы развития АПК России и Сибири сдерживание межрегионального движения зерна, и тем более сдерживание экспорта зерна. Во-первых, подобного рода акции не позволят существенным образом сдержать цены реализации зерна сельскохозяйственными предприятиями на зерно в текущем сезоне по причине очень высоких ценовых ожиданий у руководства этих предприятий. Во-вторых, приведут к снижению общего объема реализованного зерна, что на фоне высоких цен на муку и хлебобулочные изделия лишат сельскохозяйственные предприятия значительной части прибыли. В-третьих, за счет сворачивания годами наработанных межрегиональных и экспортных связей заложат основу для будущих «кризисов перепроизводства», подобных тем, которые происходили в 2001-м и особенно в 2002 годах. Память об этом еще свежа. СЗС считает необходимым в первую очередь гармонизировать тарифную политику, особенно в части приведения тарифов на перевозку муки по железной дороге в соответствие с тарифами на перевозку зерна. Важное влияние на рынок оказывал и продолжает оказывать спрос на зерно со стороны растущего животноводческого комплекса. Только в СФО, по оценкам аналитического центра СЗС, среднегодовое потребление пшеницы на фуражные цели (практически без детального учета ЛПХ) достигло 1,6 млн тонн. Нельзя исключить, что в текущем сезоне благодаря относительно благоприятной конъюнктуре на рынке животноводческой продукции (рост цен на мясо и молоко, обусловленный сокращением доли импорта и удорожанием ввозимой продукции этого сектора) эта цифра сможет достичь 1,8–1,9 млн тонн. Не секрет, что из-за некоторой инертности большинство предприятий АПК «проспало» рост спроса на фуражное зерно. Вместо этого сельскохозяйственные предприятия в структуре своих посевных площадей продолжают делать упор на сорта пшеницы с потенциально высокими хлебопекарными качествами, но с относительно низкой урожайностью. В то же время чисто фуражные сорта пшеницы современной селекции в тех же условиях, а зачастую при несколько меньших агротехнических затратах позволяют получать урожаи на 30–40% выше, при этом цена реализации фуража в последнее время отличается от цены качественной продовольственной пшеницы не более чем на 10–15%. Незаслуженно низкий удельный вес в севообороте занимают овес и особенно фуражный ячмень. В этих условиях значительная часть зерна, потребляемого на фуражные цели, является продовольственной пшеницей, часто очень высокого качества. Еще один значимый фактор последнего времени — острый дефицит высококачественного зерна в наступившем зерновом году. Если в сезон 2006–2007 года доля продовольственной пшеницы 3-го класса в Новосибирской, Омской областях и Алтайском крае составляла в среднем около 70%, то в текущем сезоне доля такого зерна в Западной Сибири не превышает 40%. Это обстоятельство уже сегодня привело к тому, что цена заготовки высококачественного мукомольного зерна на большинстве мельничных предприятий Сибири за последний месяц возросла с 4500 до 5500 руб. за тонну. В дальнейшем следует ожидать роста цен на такую пшеницу, который в полной мере не может быть компенсирован даже в случае проведения товарной интервенции на рынке зерна. Не секрет, что в интервенционный фонд (в соответствии с достаточно несовершенным ГОСТом) заложено зерно с процентным содержанием клейковины не выше 23%, в то время как для производства муки, отвечающей по своим качественным характеристикам потребностям хлебопекарных предприятий и вкусам массового потребителя, необходимо обеспечение помольной партии пшеницы с содержанием клейковины не менее 25%. В связи с этим нами прогнозируется сохранение тенденции устойчивого роста цен на качественное хлебопекарное зерно в текущем сезоне. Это неизбежно приведет к росту цен на муку в регионе. На самом деле, цена на муку, колеблющаяся сейчас в пределах 9000–10 000 руб. за тонну, уже сейчас далеко не самая низкая. Не нужно быть пророком, чтобы прогнозировать рост на 5–10% уже с ноября 2007 года. Несколько слов можно сказать о состоянии дел в мукомольной отрасли. Некоторый рост спроса на муку, проявившийся в конце лета 2007 года и не до конца исчерпанный вплоть до настоящего времени, позволил мельничным предприятиям на время отдохнуть от самых мрачных мыслей. Тем не менее ситуация в отрасли до сих пор остается критической. На самом деле с мизерной рентабельностью в 2–3% в настоящее время живут далеко не все мельницы. Многие до сих пор пребывают около нуля, заглядывая порой в «минусовую зону». Упомянутый выше рост цен на качественное сырье и особенно его объективный и субъективный дефицит на рынке угрожает возвращением прежних проблем и обострением новых. С одной стороны, за счет активной деятельности государства в течение последнего года ощутимо сократилась доля главных виновников кризиса перепроизводства муки — нелегальных и полулегальных мельниц. С другой — в последние годы обострилась проблема диспаритета налогообложения участников «зерновой цепочки». Переход все большей части сельхозпредприятий на единый сельскохозяйственный налог до крайности осложнил процедуру ценообразования. Не имея возможности зачесть НДС к возмещению мельничные предприятия вынуждены во все более возрастающих объемах заготавливать зерно не непосредственно на первичном рынке, но прибегая к услугам армии мелких посреднических предприятий, которые зачастую приобретают зерно в хозяйствах по нелегальным или не вполне легальным схемам. Все это способствует перераспределению прибыли в адрес дополнительных и далеко не всегда необходимых рынку посредников. Кстати, отнюдь не факт, что этот налог позволяет большинству товаропроизводителей экономить на налогах. Налоговая экономия от его применения однозначно возникает только у очень богатых хозяйств с высокой стоимостью основных фондов, в первую очередь вновь приобретаемого имущества. В связи с этим обращает на себя внимание и то обстоятельство, что часть первичного рынка зерна не только ускользает от налогообложения, но и полностью исключается из нормального хозяйственного оборота сельскохозяйственных предприятий. Ни в коей мере не изменился для мельничных предприятий и фактор ограниченности возможности адекватно компенсировать рост цен на сырье и транспортно-заготовительных расходов путем разумного повышения отпускных цен на свою продукцию. Хлебопекарные предприятия, являющиеся потребителями до 90% производимой муки, зачастую не имеют возможности приобретать муку по ценам выше определенного минимума, поскольку сами зажаты в рамки государственных «пожеланий» о ценообразовании на хлеб, при этом все больше попадают под давление торговых сетей, удельный вес которых на рынке все возрастает, а их представления о торговой наценке далеко не всегда находятся в рамках экономически приемлемых для остальных участников рынка. В связи с вышеизложенным основными путями преодоления сегодняшнего кризисного (или, если угодно, предкризисного — дело вкуса) положения, по мнению Сибирского зернового союза, являются: — гармонизация тарифной политики в части перевозки продуктов переработки зерна по железной дороге; — унификация налогообложения по налогу на добавленную стоимость у всех участников зерновой цепочки от поля до магазина; — улучшение планирования и расширение роли государства (естественно, экономическими методами, приемлемыми в условиях рыночной экономики) в формировании структуры производства сельскохозяйственной продукции. По нашему мнению, роль государства должна быть максимальна в таких вопросах, как стимулирование внедрения экономически обоснованной структуры посевных площадей, пропаганда новых перспективных культур, подготовка квалифицированных кадров для сельскохозяйственных предприятий, обеспечения равного и полного доступа к важной для участников рынка статистической информации и своевременное и полное информирование государством о собственных (в том числе и планируемых) решениях в области рынка сельхозпродукции; — усиление роли государства в ограничении монополизма во всех секторах экономики, имеющих отношение к аграрной сфере. Это касается как диктата со стороны поставщиков ГСМ, регулирования косвенных сборов «РЖД», так и углубленная разработка законодательства, регламентирующего розничную торговлю продуктами питания.