Клиентам

Партнерам

 

Полеты как во сне, только наяву

Массированная террористическая атака на здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и Пентагона в Вашингтоне стала настоящей американской трагедией и шоком для всех здравомыслящих людей. Никто, и прежде всего сами американцы, не верил в то, что такая супердержава, как США, может подвергнуться террору в таких масштабах. Наши соотечественники, живущие и работающие сейчас в Америке, рассказали «Коммерсанту-Сибирь» о том, каким для них был этот «кровавый вторник».
 

Леонид Койфман (Нью-Йорк, компания Lehman Brothers):

- Попробую рассказать, что я видел сегодня утром. Я работаю (теперь уже можно сказать, что работал) в одной из башен-"близнецов" Торгового Центра - 1 World Trade Center - на 40-м этаже. Наша компания - Lehman Brothers - снимала 38-й, 39-й и 40-й этажи в 1 WTC (эта башня пострадала первой, но упала второй).

На работу я обычно прихожу к девяти утра, но в этот день задержался минут на 10, поэтому в 9.00 я только вышел из метро в трех кварталах от здания - это пять минут ходьбы до WTC. Едва вышел на поверхность - вижу, что люди смотрят куда-то вверх. Я оглянулся и увидел, как башня, в которой я работаю, взорвалась. Самолета не видел - только шар огня и дыма. Люди вокруг побежали на восток, подальше от горящего здания, и я побежал вместе с ними. Через 15 минут сумел дозвониться домой по мобильному телефону, хотя телефонные линии в Нью-Йорке оказались перегружены, и пробиться было очень тяжело. Еще минут 20-30 я провел недалеко от места взрыва, пытался найти кого-то из знакомых. В 10 утра я оказался на расстоянии двух кварталов от центра, и тут упала одна из башен. Люди опять побежали подальше от этих зданий, а за ними распространялись тучи пыли и пепла от упавшего здания - совсем как в фильмах-катастрофах типа "День независимости". Меня пепел практически не задел, но я видел людей, полностью обсыпанных пеплом. Многие использовали самодельные маски для облегчения дыхания. Весь деловой центр города был покрыт пылью и пеплом. В Манхэттэн никого не пускали, и выбраться оттуда было очень тяжело.
 

После этого я двигался дальше на северо-восток и остановился возле входа на Манхэттэнский мост. Оттуда была видна горящая верхушка оставшейся башни. Я все еще надеялся встретить кого-то из знакомых, но так никто и не попался. В 10.30 я увидел, как разрушилась и вторая башня Торгового Центра, но пепла на этот раз было поменьше. Тут уж я понял, что дальше оставаться в Манхэттэне не имеет смысла, и пошел в Бруклин по мосту. Машин на нем практически не было - несколько полицейских и "скорых", пара грузовиков, несколько легковушек.

В даунтауне Бруклина, куда я вышел с моста, метро и автобусы не ходили. Там уже я вышел на Вторую авеню и дошел до места работы моего отца. А уже оттуда на машине приехал домой.

Коллег своих я так и не встретил, но смог дозвониться до нескольких из них. Все в порядке - одни были в соседнем здании, другие еще не пришли на работу, но большинство успели спуститься с 40-го этажа вниз, хотя это заняло около часа. Одна моя знакомая работала в другой башне World Trade Center на 14-м этаже. Она тоже успела эвакуироваться. Друзья мои, которые работали в даунтауне, сумели добраться домой во второй половине дня. Один из них шел около 5 часов на север, к Бронксу из даунтауна Манхэттэна.

Как мы будем работать дальше - пока неизвестно. Либо из дома, либо компания срочно снимет несколько этажей где-то в Нью-Джерси, недалеко от Нью-Йорка.

Записал Александр ЕСКЕВИЧ
 

Николай Шевчук (из Новосибирска, проходит практику в в Медицинском центре Вашингтона)

- И русские, находящиеся в Америке, и коренные американцы одинаково восприняли эти события - все были в шоке, который до сих пор не прошел. Мне кажется, что сейчас нельзя сразу предпринимать какие-то резкие ответные действия. Сначала необходимо разобраться и точно установить виновных. К сожалению, большинство американцев придерживается другой точки зрения - они требуют немедленного сурового возмездия. Того же мнения и американские власти, и мне кажется, что не более чем через неделю НАТО что-то предпримет.

Виктория Базылюк (из Новосибирска, живет в городе Лонг-Лэйк, расположенном в 4 часах езды от Нью-Йорка):

- Сказать, что эта трагедия вызвала у американцев шок, - значит не сказать ничего. За все то время, что прошло после падения самолетов, я еще ни разу не увидела ни одного улыбающегося лица. Сразу после того как по телевидению сообщили о случившемся, все население Лонг-Лэйка выбежало на улицы. Все без исключения горожане плакали. После трагедии пошел уже третий день, но и на улице, и в общественных местах все еще можно встретить плачущего человека. Постоянно слышатся слова ободрения. Горожане утешают друг друга такими словами и так искренне, что несведущему человеку может показаться, будто трагедия произошла непосредственно в нашем городке.

Екатерина Соболева (из Новосибирска, закончила НГУ, аспирантка Чикагского университета):

- О событиях я узнала по радио в тот самый момент, когда самолет врезался в здание. Голос по радио кричал: «Боже мой! Самолет врезался в небоскреб. Боже мой! Боже мой! Боже мой! Не могу поверить!» Чувство ужаса у меня было очень коротким, так как я решила, что это просто спектакль. Однако уже в университете я узнала, что это действительно случилось. Некоторые американцы до сих пор этому не верят.