Клиентам

Партнерам

 

Аман Тулеев ждет своего часа

22 апреля Кузбасс будет выбирать нового губернатора. Говоря прямо, интерес к воскресному голосованию заключается только в одном вопросе: сколько процентов кузбассовцев в этот раз поддержат кандидатуру Амана Тулеева. Если кредит доверия окажется, как и прежде, внушительным, господин Тулеев сможет продолжить эксперимент по созданию своеобразной социально-экономической модели в отдельно взятом регионе России.
 
Сергея ИЛЬНИЦКОГО 

Внешне позиции Амана Тулеева выглядят более чем прочными. Его кандидатура, в принципе, устраивает федеральный центр (как стабилизирующая весьма беспокойный регион), местное население (около 70% которого составляют пенсионеры и малообеспеченные бюджетники, зависящие от адресной помощи губернатора и его способности «выбить» средства из федерального центра), кузбасских промышленников и группы столичной бизнес-элиты, претендующей на сохранение и укрепление своих позиций в Кемеровской области.

Тем более что как раз накануне выборов Аман Тулеев сумел достичь максимального уровня политического влияния. Это в первую очередь выразилось в создании невероятно эффективной региональной машины власти, позволяющей нейтрализовать практически любую оппозиционную ему политическую активность и обеспечить благоприятный для себя результат федеральных, региональных и муниципальных выборов.

Но решение провести губернаторские выборы в Кузбассе досрочно было вызвано целым рядом проблем, не озвученных Аманом Тулеевым при уходе в отставку. Первый блок проблем связан с перспективами кузбасского лидера как политика федерального масштаба. Действия Владимира Путина, направленные на ограничение полномочий региональных руководителей, не могут восприниматься Аманом Тулеевым индифферентно с учетом его привычки к «самостоятельности» в собственном регионе и претензий на политическое и идеологическое лидерство в масштабах всей Западной Сибири. А победа на губернаторских выборах в регионах прямых ставленников Кремля объективно побуждала господина Тулеева к началу собственной контригры. Само участие в ней предполагало параллельное решение двух задач. С учетом изменившейся политической конъюнктуры Аману Тулееву важно показать Москве наличие у него максимальной поддержки в регионе посредством нового триумфа на выборах, параллельно демонстрируя лояльность федеральным властям. И в завершение - пригласить Кремль к переговорам о новом «переделе» полномочий и ресурсов.

Особенностью проходивших в конце 2000 - начале 2001 года выборов было более активное и явное участие в них элитных бизнес-групп - как через поддержку устраивающих их кандидатов, так и путем непосредственного прихода их к власти в отдельных регионах. Не остался в стороне и Кузбасс. Весной-летом 2001 года против кузбасского губернатора cтал активно использоваться «черный пиар». В «снижении активов» главы Кузбасса могут быть заинтересованы не только названные самим Аманом Тулеевым «силы в администрации президента», но и влиятельные московские финансовые группы - как вытесненные из области (например, влиятельнейшая «Альфа-групп» или отчаянно сражавшийся с главой Кузбасса МИКОМ), так и не имеющие до сих пор в его экономике «желательных» масштабов присутствия. Понятно, что любая потеря очков и искусственно организованная дестабилизация в без того «проблемном» кузбасском регионе Аману Тулееву не нужны. Свести к минимуму негативное влияние конкурентов и нанятых ими «пиарщиков» можно было лишь одним путем - одержав победу на максимально короткой дистанции с достижением стопроцентного результата.

Однако самой острой проблемой для господина Тулеева остается кузбасская экономика. Подъем промышленного производства к началу 2001 года подошел к концу. По признанию самого Амана Тулеева, не удалось создать условия для развития новых отраслей экономики, оказать необходимую поддержку малому и среднему бизнесу, способному в перспективе решить проблему безработицы малых шахтерских городов. Непривлекателен оказался регион и для серьезных внешних инвесторов - так, экспертные оценки 2000 года определили для него лишь 53-е место по развитию инфраструктуры. Расчеты Амана Тулеева на экстенсивное развитие угольной отрасли при протекции федерального центра и повышении доли угля в российской энергетике также себя не оправдали.

Все это вместе взятое постепенно вело кузбасскую экономику к новому кризису. Ведь даже имеющийся (но сошедший на нет к середине 2000 года) промышленный рост не решал проблем дефицита областного бюджета, равно как и накопившихся проблем угольной отрасли. Назревающий же экономический спад неизбежно ставит под сомнение как ориентированные на бюджетников социальные программы под патронажем губернатора, на финансирование которых расходовалось не менее 40% доходов региона и федеральных трансфертов, так и сам его курс на социально-политическую стабильность в области.

В результате Аман Тулеев вынужден был пойти на постепенный демонтаж созданной им «административно-мобилизационной модели управления». Принятый областным советом закон «Об утверждении перечня объектов государственной собственности Кемеровской области, подлежащих приватизации в 2000 году» положил начало приватизации кузбасских шахт и разрезов, что привело к их плавному перетеканию в руки новых владельцев. Новая ситуация принесла с собой и новые проблемы - более чем вероятный вывод столичными структурами финансовых схем за пределы области ставит под сомнение заявленные ими инвестиционные программы, а также перспективы областного бюджета и всей социальной сферы. В результате сами основы созданной Аманом Тулеевым социально ориентированной («перераспределительной») модели региональной экономики, а также перспективы выхода региона из «хронического» дотационного состояния оказались по меньшей мере проблематичными.

Серьезной угрозой для экономической политики кузбасского губернатора стали и некоторые начинания федеральных властей. Так, одобренный Госдумой в 2000 году единый социальный налог привел к «перетоку» средств региональных фондов социального страхования и пенсионных фондов напрямую в Москву, ограничив возможности региональных руководителей в проведении адресной социальной политики. Запланированное же введение Министерством финансов с начала 2001 года института федеральных казначейств в регионах, через счета которых должно будет осуществляться исполнение бюджетов регионов может резко снизить возможность губернаторов «чересчур свободно» использовать федеральные трансферты, ликвидируя многочисленные проблемы социальной сферы. Глава Кузбасса, вынужденный в условиях перманентного дефицита областного бюджета (увеличившегося с 1997 года с одного до 2 млрд рублей) и нехватки средств на финансирование социальных программ по поддержке пенсионеров и других групп бюджетников, оказывается в этой ситуации в весьма непростом положении.

Не менее сильным испытанием для политики господина Тулеева может стать обсуждающаяся сегодня реформа РАО ЕЭС. Вкупе с монопольно-ценовыми устремлениями МПС и других естественных монополистов это угрожает подорвать достигнутое Аманом Тулеевым относительное экономическое благополучие региона, сделав нерентабельными большинство кузбасских производств.

Яркими признаками предкризисного состояния экономики Кузбасса стало состояние бюджета области (имевшего стабильный годовой дефицит в 20-30% и периодически балансировавшего в 1998-2000 годах на грани дефолта) и бюджета областного центра. В довесок к этому - все усиливающаяся тяга к обособлению южных районов области, консолидирующихся вокруг традиционного антагониста Кемерова - Новокузнецка, где сосредоточены большинство высокорентабельных предприятий региона. Прямым вызовом губернатору Кузбасса и его борьбе за укрепление экономического суверенитета региона стало изъятие у области важнейших атрибутов самостоятельного экономического субъекта (собственного отделения железной дороги Кузбасс лишился еще в 1996 году, а отделения Сбербанка - в конце 2000-го).

Приостановить эти деструктивные процессы представлялось возможным лишь политическим путем - для чего Аману Тулееву и было необходимо подтвердить через выборы наличие у него высокого уровня поддержки в регионе, показав свою способность контролировать политическую ситуацию и обеспечивать стабильность. В условиях вполне вероятного ухудшения экономической ситуации в России и в регионе к осени 2001 года подобный триумф был бы проблематичным. И лишь результат «в окрестностях» 99% позволит Аману Тулееву вести с относительно сильных позиций переговоры с федеральными властями о выполнении финансовых обязательств перед его «проблемным» регионом. Одновременно такая победа обеспечила бы кузбасскому губернатору политический ресурс, позволяющий вести переговоры и с финансовыми группами, контролирующими предприятия региона, от которых напрямую зависит наполнение областного бюджета и выполнение многочисленных социальных обязательств.

Сегодня практически ни у кого из серьезных аналитиков не возникает сомнений, что искомый губернатором Тулеевым успех практически обеспечен без проведения сколько-нибудь активной избирательной кампании. Однако как скажется он на судьбе выстроенной в Кузбассе системы политической и экономической политики? Иначе говоря, как сможет кузбасская модель «регионального авторитаризма» сосуществовать с присутствующим в ней частным капиталом, а протекционистская политика в социальной сфере - с «либерализацией» в сфере управления производством?

Как представляется, подобная сложная политическая и экономическая конструкция может сохранять свою устойчивость и быть эффективной лишь при общей экономической стабильности в России (что проблематично), способности Амана Тулеева сохранить благосклонность к себе со стороны федеральных властей (что будет зависеть от его способности поддерживать политическую стабильность в области), а также добиться согласия с присутствующими в Кузбассе столичными бизнес-группами о взаимовыгодном перераспределении доходов и выполнении ими обязательств перед социальной сферой (что зависит от многих макро- и микроэкономических обстоятельств - общемировой и общероссийской конъюнктуры, положения олигархов и их бизнеса). В случае успешной консервации существующего порядка особые экономические прорывы Кузбасс едва ли ожидают, но существующий уровень политической и экономической стабильности сохранится, что позволит Аману Тулееву и через пять лет уверенно рассчитывать на свое переизбрание на губернаторский пост. Если только он сам не решит его покинуть с перемещением на федеральный уровень политики.

Сергей БИРЮКОВ,
Евгений МЕЛЬНИЧЕНКО, Кемерово