Клиентам

Партнерам

 

Виталий Муха: "я человек убеждений"

Бывшему новосибирскому губернатору ВИТАЛИЮ МУХЕ исполнилось 65 лет. Шесть из них он руководил Новосибирской областью, в то время как его имя обрастало массой разнообразных слухов - большей частью беспочвенных. Полтора года назад Виталий Муха оставил губернаторское кресло, но от этого слухов не стало меньше - бывшего главу области «назначали» и председателем правительства, и спикером Совета федерации, и полномочным представителем президента. Сам Виталий Муха считает, что он просто остается весьма интересным человеком. В чем и убедились побывавшие у него в гостях главный редактор «"Ъ"-Сибирь» ТАТЬЯНА МАРТЬЯНОВА и корреспондент СЕРГЕЙ БОБРОВ.
 

- Виталий Петрович, как вы отметили юбилей? Не забыли вас те, кто с вами работали? Ведь очень часто бывает, что отошедший от власти человек сразу оказывается в одиночестве

- Звонки начались еще до семи утра. Звонили из области, из других городов, даже из Америки. Потом потянулись гости, до вечера у меня побывало человек 70. Ну а вечер - с семьей, семья у меня - 18 человек. На следующий день я сделал перерыв, а в субботу пришла делегация с «Сибсельмаша», директором которого я был более 20 лет. В общем, весело провел эти дни.

Знаете, я очень счастливый человек, и не потому, что была насыщенная жизнь руководителя. У меня четверо детей, внуки, тысячи друзей. Самое большое счастье, если тебя окружают люди, которых ты хочешь видеть. Я никогда не чувствовал себя одиноким. Даже сейчас, когда прихожу на базар или в магазин, вокруг меня сразу собрание

- Нынешние власти вас поздравляли?

- Я не горел желанием, чтобы меня поздравила исполнительная власть. Она другая, у нее другие ориентиры, иное понимание действительности.

- Вы человек по натуре решительный и властный. Наверное, именно поэтому у вас с Ельциным было взаимное неприятие? Как говорится, нашла коса на камень. Помните, как он снимал вас с должности в 93-м?

- Такое не забывается. Когда меня избрал народ в 95-м, я сразу сказал: Ельцин меня вызовет. Я его знал давно, еще по Свердловску, где мне приходилось много строить и поставлять оборудование. Знал, что он человек разрушительного свойства, ему надо, чтобы все кругом было взбудоражено, чтобы он был в центре событий. И как в воду глядел. Одной из первых бумаг, которые легли мне на стол, был вызов к президенту. Приехал, мы сели друг против друга, молчим. Потом говорит: ну, как мы с тобой будем? Отвечаю: на вашем месте я бы тоже снял, ибо не терплю, когда мне противоречат. Он опешил, потом улыбка во весь рот. С тех пор и себе не позволял выпадов в мой адрес, и других пресекал. Хороших отношений у нас с ним не было, но мы заключили некую мужскую договоренность: я тебя не трогаю, но и ты меня не задевай. Хотя он, конечно, не простил мне мое выступление в октябре 93-го. Да, я протестовал, я поступил резко, но иначе не мог. Я человек убеждений, которых не меняю в зависимости от конъюнктуры.

- Храните указ о вашем снятии?

- Да, в сейфе лежит. Там, конечно, чушь написана. Он же не подписывал указ две недели, хотя уже все объявили, что Муха снят. Он просто не мог придумать формулировку. В итоге снял за «противодействие принятию новой Конституции». В этом определенную роль сыграл Филатов, тогдашний руководитель администрации президента. Однажды сидим я, он и Руцкой. Филатов Руцкому говорит: сомневаюсь, мол, что Муха наш человек, он ведь коммунист. Я тогда ему отвечаю: да, я коммунист, но я никогда не любил и любить не буду секретарей парткомов НИИ (Филатов раньше был таковым). Потому что в повестке дня у вас всегда было только два вопроса: почему младший научный сотрудник переспал со старшей научной сотрудницей и кто не явился на копку картофеля. Поэтому я действительно не ваш человек. Он мне не забыл этого.

- Как вы со стороны оцениваете работу полпредства президента?

- Для меня это не было новостью. О полномочных представителях президента мы говорили еще в 92-м году с Силаевым. Уже тогда было понятно, что управлять такой огромной страной при развале государственной системы невозможно. Огромное количество субъектов федерации, везде свои законы, свои президенты. Надо было каким-то образом приблизить центральную власть и найти способ воздействия на то, что происходит в регионах. У Ельцина не было политической воли для этого. Может, и руки не доходили, ведь ему все-таки достался самый трудный период.

Я считаю, что польза от института полпредства быть должна. Волей-неволей за представителями президента потянулись другие федеральные службы, которые стали более предметно изучать обстановку в регионах. Но полпред - не наместник, он должен быть организатором. Он должен организовать вокруг себя людей, создать систему. Но не за счет аппарата. Аппарат изначально работает по принципу «не бери трубку, иначе получишь поручение». Никто не стремится взять на себя работу, в этом суть бюрократического аппарата. Пока же Драчевскому не хватает знаний традиций региона, людей, которые здесь живут, истории предприятий и так далее. Он же все-таки пришлый человек. А без этих знаний ничего не получится. И еще. Не надо наскоком, это мы уже проходили. Государственное и конституционное устройство надо менять постепенно, шаг за шагом.

- Кстати, ходили слухи, что на должность полпреда рассматривалась ваша кандидатура.

- Это было невозможно. Во-первых, я не вписывался в суть кадровой политики президента. Он же разведчик и ставит на главные посты только тех людей, кого проверил в деле. Во-вторых, это госслужба, она ограничивается по возрасту. Вот ученым или общественным деятелем можно быть до самой смерти

- Вы следите за ситуацией в стране, в регионе, городе? Какие проблемы считаете ключевыми?

- Их много. Например, реформа ЖКХ. О ней мы еще с Немцовым говорили, когда Кучерявый пришел во власть. Я договорился с мэром Франкфурта, чтобы немцы приняли наших людей и показали им свою систему ЖКХ. У них человек знает, за что платит, и потому экономно расходует и воду, и тепло. Там выдали ссуду каждому владельцу жилья, но не в виде денег. Им заменили окна на герметичные, переделали все крыши, трубы, поставили приборы учета. А люди в течение 10 лет расплачивались повышением тарифов. У них как: ушел на работу, повернул кран на пять градусов тепла. Я когда первый раз столкнулся с этим, подумал: у них что, авария? Говорю: а что так холодно? Они: так никого же не было. Повернули кран, через 10 минут в квартире 20 градусов. Да, они платят недешево, но платят только за то, что потребляют. Мы же выкладываем из своего кармана по установочной мощности. Каждый хочет-не хочет, а должен заплатить за потребление 350 литров воды в сутки. Уехал на дачу - и все равно платит.

Короче, съездили, изучили тамошнюю систему, но ничего не сделали. Подняли тарифы более чем в два раза, и все. Нет четкого понимания, что нужно делать. А надо привлекать инвестиции под конкретную программу действий. Это должны быть целевые деньги. Я готов платить дороже, но замените мне окна, поставьте счетчики, сделайте так, чтобы в моей квартире не промерзали углы. В конце концов, у нас огромный научный потенциал, придумайте что-нибудь. Если мы такие умные, то почему такие бедные? Выходит, что научный потенциал у нас виртуальный.

Сельское хозяйство. После рекордного урожая, что область собрала прошлой осенью, журналисты писали: губернатору Толоконскому повезло. Да это крестьянам повезло, а не Толоконскому. А к этому урожаю мы сделали колоссальную подготовку. Сто процентов запланированных паров, сто процентов зяби, влагозадержание. Ну и сама природа помогла. А с чем вошли в этот год? Зяби значительно меньше, паров тоже. Вот, мол, мы распашем дополнительно. Да чтобы пшеницу посеять, целик надо три года минимум пахать, с сорняками бороться. Под посевные площади пшеницы сейчас в области - миллион 150 тысяч га. Вы что, собрались по 30 центнеров с гектара снять? У нас средний урожай - 11-12 центнеров.

Хвастают, что надои молока повышаются. А гляньте на валовый сбор. Многие молзаводы в области загружены на треть, а то и меньше. Я не злорадствую по этому поводу, я от всей души желаю, чтобы были и урожай, и молоко. Но не надо бить себя в грудь и говорить, что все у нас прекрасно. Это головокружение от успехов.

Политическая ситуация тоже неоднозначная. В Новосибирске выбрали горсовет. «Прокатывают» коммунистов, претендующих на ключевые должности. Да тот же Локоть (второй секретарь обкома КПРФ. - «"Ъ"-Сибирь»): если с ним работать, из него можно слепить великолепного руководителя. Нет, готовы посадить на должность любого, лишь бы не коммуниста. Это неправильно.

- У вас самого есть виды на участие в выборах областного Совета, которые состоятся в декабре?

- У меня нет политических амбиций. Я прошел все: был депутатом, главой исполнительной власти, членом Совета федерации. Мне это не нужно ни для политического имиджа, ни для профессионального интереса. Но если люди посчитают, что мои опыт и знания им могут пригодиться, я готов подумать.

- Сейчас муссируется идея, что должность мэра не должна быть выборной. Насколько я понимаю, яркий пример в пользу того - ваша конфронтация с мэром Новосибирска Виктором Толоконским в ту пору, когда вы возглавляли обладминистрацию.

- Конечно, ничего хорошего в конфронтации нет. Но все зависит от того, насколько первые руководители хотят разрешить противоречия. Если все дело в конфронтации личностей, если это затмевает интересы города, области, людей, то это тяжелый случай. Противоречия между городом и областью были и будут, и давайте относиться к этому нормально. Но мэр не должен быть назначаемый.

Меня обвиняли во всех смертных грехах: дескать, я и бюджет города урезал, и мэра на совещания не приглашал. Мы в первые два года давали Новосибирску очень много денег. Я думал, рванет город, с долгами рассчитается. Но, как говорится, не в коня корм был. Ведь как было? Городская власть мне говорила: мы самостоятельные, только дай денег. Но областная власть по закону должна контролировать органы местного самоуправления. Я сказал: раз ты такой самостоятельный, делай сам, что ж ты ко мне ходишь. Вот, мол, ты меня на совещания не приглашаешь. Они же порассуждать любили, как разведут полемику А у меня все конкретно было, я не могу столько времени рассиживать. Дал мэрии 20 миллионов рублей на снос жилья под строительство Ипподромской магистрали. Время проходит - ни жилья, ни дороги. Надо было строить объездную дорогу на «ВИНАП» - тянули, тянули. «Мы соберемся, подумаем» А чего собираться, строить надо. Помните, критиковали меня за покупку дорогих «Доминаторов»? Но ведь ни по телевидению, ни гостям никто «Ниву» не показывает, все показывают «Доминаторов». Да, дорогая машина, но она сто очков вперед даст отечественным комбайнам. Хозяйства и свой урожай убирают, и еще соседям помогают. Так что все дело в подходах к работе.

- Вы прокомментируете уголовное дело, возбужденное против вас по обстоятельствам отчуждения государственных акций «Новосибирскэнерго»?

- Пока я не дочитаю до конца все 30 томов уголовного дела, комментировать бы не хотел Кто стал заводилой в этом деле? «Брокеркредитсервис», уполномоченная фирма администрации, которая занимается финансовыми вопросами. Им так сформулировали: взять рынок, где продавались акции, и тупо просчитать по инструкции. Есть документ о повышающем коэффициенте от рыночных котировок. Там сказано, что если есть внебиржевые продажи, то повышающий коэффициент берется от стоимости внебиржевой акции. Стоимость внебиржевой акции в то время была 9 рублей, а я продал по 14,80. Да мне орден надо давать. Мол, я принес области убытков на 170 виртуальных миллионов. Вы на себе эти убытки ощущаете?

Следователь - умный человек. Я ему говорю: это беда всей нашей правоохранительной системы. Она нацелена на обвинение. Если есть ущерб, надо сделать так, чтобы его возместить, а потом уже судить человека. И вообще это дело арбитражного суда. Да и ущерба никакого не было. Я что, совсем дурак, чтобы просто отдать акции? Никто даже не удосужился до конца дочитать договоры. А там записано, что передаются 18,4 процента акций и создается управляющая компания на паритетных началах с администрацией. 18 процентов - это что, блокирующий пакет? Я-то вам оставил еще 9 процентов плюс 49 у гендиректора «Новосибирскэнерго» Томилова. Говорят: так Томилов все продал. Но это его проблемы. А что 9 процентов акций находятся в управлении, что 18 - разницы никакой. Разве тарифы зависят от количества акций? Тарифы на электроэнергию зависят от затрат.

Я другое хочу сказать. Вместо того, чтобы охоту на ведьм устраивать, лучше б порядок наводили. Новосибирский электродный завод, стратегическое предприятие федерального значения, замучили бесконечным переделом и судебными разбирательствами. Если так будет продолжаться, из завода сделают маленькую фабрику, «тильки для сэбэ». Были идеи продавать сибирскую электроэнергию Китаю, у нас же себестоимость ее - копейки, а китайцы брали бы по мировым ценам. Да стройте линию и продавайте. Все ушло, все забыли. Загубили дорожное строительство. Когда я возглавлял «Сибирское соглашение», губернаторы стояли насмерть: Дорожный фонд не отдадим. Отдали Вы не думайте, что это мое брюзжание. Я об этом как гражданин говорю. Имею право.

- Хватит о проблемах. Вы сейчас чем вообще занимаетесь?

- Я теперь как бы личный водитель жены. Увожу ее на работу, привожу. У меня библиотека хорошая, есть редкие книги, об истории Сибири, например, или об истории банковской системы России. Читаю. У меня сад, где мы с сыновьями деревья сажали, огород. Все делаю сам, у меня же корни - от земли. По дому могу любую работу сделать, готовить умею и люблю.

- Про вас говорили, что вы выпить горазды

- Много что говорят. С друзьями, конечно, могу за радость выпить, но чтобы напиться Знаете, когда надо снять стресс или когда нечего делать - лучше лопату взять и поработать. Или за руль - и уехать к чертовой матери. А вот поесть я люблю вкусно.

- Машина у вас хорошая?

- «Лэнд Крузер». Шестой год, всего 25 тысяч километров наездил. Я активно ездить только в последний год стал.

Что вам еще рассказать? Родовой дом мы с сыновьями строили. Охраны у меня нет, вон, бордоский дог во дворе бегает, настоящее имя Барклай, но я его зову Борисом Николаевичем. Откликается. Да и стволы нарезные есть у меня, стреляю без промаха, все-таки охотник со стажем Видите, шкура медведя висит? Сам его добывал, в Колыванском районе.

- Небедно живете

- Я всю жизнь вкалывал. Директором завода зарабатывал неплохо. Детей на ноги поставил, теперь они - моя опора. Пенсий у меня две - обычная и федеральная, всего семь тысяч получается.

- Семья часто в полном составе собирается?

- Раза три в месяц. Места всем хватает. А так с нами постоянно сын и сноха живут.

- Вы влияли на детей? В смысле, на их определение в жизни?

- Конечно, иначе какой же я отец. Я говорил, как надо делать, но протекций никогда не создавал. Наоборот, говорил, что в жизни всего нужно добиваться собственным трудом. Мои дети - счастливые и несчастные. Перед ними всегда закрывали двери

- Мемуары написать нет желания? Вы же многое видели.

- В этом плане я ленив. Да и читал я массу мемуаров, всюду сквозит одна авторская мысль: какой я умный. Уподобляться не хочу

Татьяна МАРТЬЯНОВА,
Сергей БОБРОВ