Клиентам

Партнерам

 

«Алтайэнерго» предстоит судьбоносный год

Профиль — бизнес-опыт Перед генеральным директором ОАО «Алтайэнерго» Юрием Касьяновым, год назад возглавившим компанию, стоит непростая задача — завершить реформирование региональной энергокомпании. Для того чтобы алтайская энергосистема начала новую эпоху своего развития, необходимо провести финансовое оздоровление компании (накопившей за несколько лет около 9 млрд рублей кредиторской задолженности). Реализовать эти планы Касьянову придется под пристальным вниманием алтайских властей и общественности, которые в последнее время с особой заинтересованностью следят за деятельностью «Алтайэнерго». В интервью корреспонденту «СУ» ЮРИЙ КАСЬЯНОВ сообщил, что «в течение 2006-го — первой половины 2007 года в «Алтайэнерго« произойдет ряд судьбоносных событий». — Юрий Валентинович, не так давно Анатолий Чубайс очень осторожно, но впервые с некоторым оптимизмом оценил работу по финансовому оздоровлению «Алтайэнерго», начатую год назад. Как вы сами могли бы охарактеризовать ее результаты? — Год был тяжелый: пришлось решать задачи, которые накапливались в течение нескольких лет. По итогам 2005 финансового года энергокомпания получила 100 млн руб. прибыли. Впервые за последние годы за этими показателями нет элементов «бухгалтерского творчества». Баланс компании прозрачен. Но если оценивать его с точки зрения финансовых рейтингов, то он выглядит хуже, чем в предыдущие годы. Прежде всего потому, что в него были включены задолженности «Алтайэнерго» и за прошлые периоды. В результате проведенной нашими специалистами проверки выяснилось, что общая кредиторская задолженность «Алтайэнерго» на 1 апреля 2006 года составляет 9 млрд руб., дебиторская — 4 млрд руб. Успешная реализация программы финансового оздоровления компании невозможна без наличия достоверной информации. — Как бывшему менеджменту «Алтайэнерго» удавалось скрывать за балансом миллиардные задолженности? — Для этого нужна определенная смелость, а технически эти схемы предельно просты. У менеджмента всегда есть ряд ограничений, налагаемый собственником, — в управлении предприятием, по объему заимствований, инвестиционной программы и т.д. Эти ограничения естественным образом связывают руки «творческим» менеджерам. Но при желании и эти рамки можно обойти. Нанимаются подрядные организации, которые должны выполнить те или иные объемы работ. А оплату за это подрядчики получают в виде банковского кредита под поручительство энергокомпании. Ни выполненные работы, ни поручительства в балансе своевременно не отражаются. Если не стесняться и проводить подобные операции достаточно масштабно, то «результатов» можно добиться довольно быстро. Очевидно, что такая ситуация в любом случае конечна… иногда внезапно конечна… Если говорить о результатах, достигнутых за год менеджментом компании, то они следующие: подписаны соглашения о реструктуризации задолженности с поставщиками и подрядчиками, найдено взаимопонимание практически со всеми кредитными организациями. Мы смогли добиться их доверия и привлечь около 2,5 млрд руб. При этом надо понимать, что банкиры — люди очень осторожные, привыкшие не доверять, а проверять. Открытость и прозрачность компании они оценили значительно выше, чем получение сомнительной прибыли от кредитования организации с красиво нарисованным балансом, неясным прошлым и непонятным будущим. Второй важный показатель итогов проделанной работы — это жесткое поддержание предприятием собственной ликвидности. Несмотря на все сложности, «Алтайэнерго» своевременно перечисляет налоги, без задержек выплачивает зарплату работникам, полностью выполняет обязательства перед партнерами и подрядчиками. — Вам пришлось пережить в качестве руководителя энергокомпании одну из самых холодных зим за последние годы. При этом зимний максимум был пройден без срывов. Чем это было обеспечено, если учесть, что объем финансирования ремонтных кампаний в прошлом году не превышал параметров предыдущих лет? — Прежде всего мы отказались от услуг тех предприятий, которые, по нашему мнению, не соответствуют необходимым требованиям. Что мы подразумеваем под требованиями? Во-первых, это хорошая репутация компании, во-вторых, высокое качество, в-третьих — реальная цена производимых работ либо поставляемой продукции. Кроме того, инженерному корпусу «Алтайэнерго» было дано задание провести тщательный, детальный анализ технического состояния энергообъектов и уже по результатам проверки подготовить предложения по проведению ремонтной кампании. В результате общий объем финансирования не увеличился, а количество и качество проведенных работ существенно возросли. — Когда процесс оздоровления компании будет окончен и завершится реформирование «Алтайэнерго»? — Важнейшие события произойдут в 2006-м — первой половине 2007 года. Думаю, за этот период «Алтайэнерго» погасит значительную часть своей задолженности за счет средств, полученных при продаже «Кузбассэнерго» его станций. Баланс компании станет абсолютно приемлемым, что позволит перейти к завершающей стадии реформирования — созданию сетевой и генерирующей компаний. В четвертом квартале 2006 года приступит к работе сбытовая компания — «Алтайэнергосбыт». — Итоги проверки деятельности «Алтайэнерго» Счетной палатой РФ свидетельствуют о серьезных нарушениях в финансовой деятельности энергокомпании. Краевые власти возлагают всю ответственность за это на предыдущую команду менеджеров краевой энергокомпании и РАО ЕЭС… — Проблема, о которой идет речь, гораздо более глубокая. В значительной степени ее основы лежат в сфере тарифного недорегулирования. Следствием этого стали низкое качество и слабая эффективность алтайской энергетики. Устоявшийся стереотип о том, что социальные проблемы общества можно эффективно решать за счет сдерживания тарифов, на практике себя не оправдывает. Проблема заключается не в том, что величина энерготарифов в крае слишком высока. В России множество успешно развивающихся регионов, где тариф выше, чем на Алтае. Она заключается в том, что уровень доходов населения на Алтае предельно низок, и именно над его повышением необходимо работать. Но эти задачи уже лежат в сфере региональной политики… То же и в отношении промышленного сектора: не величина тарифов определяет успех и конкурентоспособность производств. Зачастую за претензиями к тарифам пытаются спрятать собственную некомпетентность. — Согласно схеме реформирования «Алтайэнерго», все его долги по наследству должны достаться вновь создаваемой сетевой компании. Не станут ли они для нее слишком тяжелой ношей? — Сетевая компания станет наследницей не только дебиторской задолженности, которая, замечу, далеко не вся безнадежна, но и активов, всего сетевого имущественного комплекса «Алтайэнерго». Наша задача состоит в том, чтобы максимально уменьшить долговые обязательства сетевой компании. В настоящее время мы работаем над повышением капитализации и прибыльности профильных и непрофильных «дочерних» компаний «Алтайэнерго», которые будут проданы, а полученные средства пойдут на погашение долгов. Через год финансовое состояние сетевой компании будет в разы лучше, чем положение дел в «Алтайэнерго» сегодня. — Краевые власти заявили о намерении диверсифицировать энергетику и с точки зрения топливно-энергетического баланса, и с точки зрения создания новых источников тепла. О намерениях развивать альтернативную энергетику (в том числе в части производства электроэнергии на газотурбинных станциях) заявили несколько коммерческих структур. Это означает, что «Алтайэнерго» будет терять потребителей тепла и электроэнергии. Как вы оцениваете такие перспективы? — Интересы «Алтайэнерго» заключаются в том, чтобы наибольшим образом загрузить собственные мощности, что позволяет снижать себестоимость и получать более экономичное производство. Уменьшение числа потребителей энергии ведет к увеличению стоимости как гигакалории тепла, так и киловатт-часа. Чем меньше покупателей нашей продукции, тем, соответственно, выше ее стоимость. Это касается не только ТЭЦ «Алтайэнерго», но и любых других краевых тепловых станций, котельных, любого другого производства. Тем не менее «Алтайэнерго» не находится в стороне от процесса диверсификации источников энергии. Ни один подобный проект, реализуемый в Барнауле, не обходится без нашего участия. Как минимум транспортировка энергии из альтернативных генераций возможна только через наши сети. Вывод очевиден: для отдельных крупных промышленных потребителей уход в автономное теплоснабжение порой действительно является положительным фактором, так как позволяет снизить издержки на отопление. Для всех остальных потребителей — это скорее негативный фактор, способствующий повышению тарифов. Кроме того, у некоторых потребителей (в том числе у большинства населения) выбора нет: полный переход на малую энергетику для мегаполисов невозможен, такая перспектива просто не предусматривалась при строительстве городов. Диверсификация топливного баланса края также принесет системе в целом большую устойчивость, и это хорошо. Так, в ближайших планах «Алтайэнерго» значится перевод с угля на газ значительной части котлов, хотя пока с учетом имеющейся технологии сжигания топлива газ для энергокомпании менее выгоден, чем уголь. При переходе на газ важно помнить, что это специфическое топливо, и его использование требует идеальной финансовой дисциплины: если вовремя не произведен расчет, поставки «голубого топлива» прекращаются мгновенно. Также нельзя забывать о том, что в любой момент могут случиться аварии на газопроводе или другие непредвиденные обстоятельства. Газ нельзя запасти впрок, как, скажем, уголь или мазут. — В мае текущего года в «Алтайэнерго» была завершена работа специальной комиссии, которая сделала вывод о том, что причиной обрушения части здания на территории ТЭЦ-2 в марте текущего года стала ошибка при проектировании, допущенная много лет назад. И все же восстанавливать здание «Алтайэнерго» придется за свой счет, без помощи РАО ЕЭС, хотя проект здания был типовой… — Целевые программы РАО ЕЭС имеют отношение к развитию энергетики страны в целом, то есть к строительству новых мощностей, внедрению современных технологий и т. п. Остальные программы должны осуществляться в рамках региона. На следующий год на реабилитацию зданий «Алтайэнерго» предусмотрено около 100 млн руб., мы сможем направить эти средства в виде валовой выручки 2006–2007 гг. — Все ваши предшественники на посту гендиректора энергокомпании были активными участниками общественно-политического процесса, происходящего в крае. Вы держитесь от него в стороне. Почему? — Я — проектный менеджер. Передо мной стоят максимально конкретные задачи, и я четко понимаю, каких результатов и в какие сроки я должен достичь в результате своей деятельности. По моим представлениям, я с поставленной задачей справляюсь хорошо и без привлечения дополнительных, в том числе политических или информационных ресурсов. На правах рекламы